Главная » Музей ONLINE » Статьи

А. С. Пушкин и А. С. Грибоедов

В. А. Царева, заведующая экскурсионно-просветительским сектором музея

Неизвестный художник по рисунку П. А. Каратыгина. Портрет А. С. Грибоедова. 1830-е гг.

С древних времен в разных культурах обращали внимание на влияние имени на судьбу человека. Об этом же размышляли ученые и философы. Так, П. Флоренский в своем труде «Имена» писал: «Имена служат ядром личности и самой сути ее… Имя действительно направляет жизнь личности по известному руслу». Поэтому не случайно то, что многие исследователи обращали внимание на «странные сближения» в судьбах двух великих людей — Александра Сергеевича Пушкина и Александра Сергеевича Грибоедова. Оба родились в Москве, у обоих были старшие сестры, с которыми они были очень дружны, заботливые дядюшки вдохновляли их на создание литературных произведений. С разницей всего в несколько дней в 1817 году оба были зачислены на службу в Петербург в Коллегию иностранных дел (Грибоедов — 9 июня, Пушкин — 13). И оба с головой окунаются в светскую жизнь столицы.

Брат Пушкина Лев Сергеевич вспоминал: «По выходе из Лицея Пушкин вполне воспользовался своею молодостью и независимостью. Его по очереди влекли к себе то большой свет, то шумные пиры, то закулисные тайны». Позже о молодости Грибоедова Пушкин напишет: «Жизнь Грибоедова была затемнена некоторыми облаками: следствие пылких страстей и могучих обстоятельств». Конечно, страстью обоих становится театр. Им в то время увлекалось все аристократическое общество столицы. Но в 1817 году Пушкин — лишь выпускник Лицея, тогда как Грибоедов, который четырьмя годами старше, к тому времени уже автор нескольких комедий, с успехом идущих на сцене императорских театров. «Готовясь к дебюту под руководством князя Шаховского, — вспоминала актриса А. Колосова, — я иногда встречала Пушкина у него в доме… Знакомцы князя Шаховского А. С. Грибоедов, П. А. Катенин, А. А. Жандр ласкали талантливого юношу, но покуда относились к нему как старшие к младшему: он дорожил их мнением и как бы гордился их приязнью».

П. Ф. Соколов. Портрет А. С. Пушкина. 1836 г.

Их личное знакомство не было долгим. В мае 1818 года Грибоедов в должности секретаря дипломатической миссии уезжает в Персию. Вскоре вынужден покинуть Петербург и Пушкин: в мае 1820 года его переводят по службе на юг России. Несмотря на это, литераторы внимательно следили за творчеством друг друга. В январе 1825 года Иван Пущин привозит в Михайловское рукопись комедии «Горе от ума», запрещенной к печати, но в тысячах экземплярах разошедшейся по всей России. «О стихах я не говорю: половина — должны войти в пословицу», — пророчески заметит Пушкин и тут же начнет цитировать Грибоедова, косвенно и явно, в «Евгении Онегине», над которым в то время работает:

Он возвратился и попал,
Как Чацкий, с корабля на бал.

«Драматического писателя должно судить по законам, им самим над собою признанным. Следственно, не осуждаю ни плана, ни завязки, ни приличий комедии Грибоедова», — пишет Пушкин о «Горе от ума», но имеет в виду и новаторство своей трагедии «Борис Годунов». В апреле 1828 года Грибоедов будет присутствовать в Петербурге в доме Лавалей при чтении Пушкиным «Бориса Годунова». Несмотря на то что он сделает несколько замечаний по поводу исторических неточностей, пьеса произведет на него сильное впечатление, и, может быть, это станет причиной того, что Грибоедов откажется читать свою новую трагедию «Грузинская ночь», не желая сравнений с Пушкиным. Оба хотели быть только первыми. «В Грибоедове есть что-то дикое… в самолюбии: оно, при малейшем раздражении, становится на дыбы… — отмечал П. А. Вяземский. — Пушкин тоже полудикий в самолюбии своем, и в разговоре…».

Грибоедов, как и Пушкин, писал стихи. К сожалению, до нас дошли немногие, порядка 25; при жизни было напечатано всего несколько. В. К. Кюхельбекер, лицейский друг Пушкина, близкий друг Грибоедова, в своем альманахе «Мнемозина» (1824, ч. I) опубликовал стихотворение «Давид». Оно представляет собой переложение 151-го псалма Давида, в котором говорится о том, почему именно он был избран Богом и о его победе над великаном Голиафом. Но стихотворение Грибоедова — не просто переложение псалма, это и предвидение собственной судьбы:

Горе от ума. Комедия в четырех действиях в стихах. 1833 г.

Но я мечом над ним взыграл,
Сразил его и обезглавил.
И стыд Отечества отъял,
Сынов Израиля избавил.

По предположению Ю. Н.Тынянова, Пушкин сразу же «воспринял в систему своих образов» создание Грибоедова и летом 1824 года в эпиграмме на графа Воронцова так описал свои отношения с вельможей:

Певец Давид был ростом мал,
Но повалил же Голиафа,
Который был и генерал,
И положеньем выше графа.

«Следует заметить, — продолжает Тынянов, — что это чуть не единственный у Пушкина „библеический“ образ в эпиграммах, где он обычно использует античный материал». Правда, С. А. Фомичев опроверг это предположение, указав, что текст эпиграммы записан на черновом автографе «Бахчисарайского фонтана», который относится к 1822 году, т. е. появился до появления грибоедовского «Давида». Тем интереснее, что оба поэта практически в одно время обращаются не только к одному образу — библейскому царю Давиду, но и выбирают один и тот же эпизод из его жизни.

Тифлис. Вид могилы Грибоедова А. С. на горе Св. Давида.

Большинству Грибоедов известен как автор бессмертной комедии «Горе от ума», но кроме этого, он был выдающимся дипломатом. Н. Н. Муравьев, служивший с ним на Кавказе, писал: «Грибоедов в Персии заменял нам единым своим лицом двадцатитысячную армию и не найдется, быть может, в России человека, столь способного к занятию его места». Благодаря Грибоедову — дипломату, разведчику, знатоку культуры и языков армянского, азербайджанского и персидского народов, была одержана блистательная победа в последней русско-персидской войне. А Туркманчайский договор, от начала до конца составленный Грибоедовым, не только позволил вернуться на родину многим тысячам пленных россиян, но и на столетия определил судьбу многих народов Востока. Грибоедов стал по сути создателем двух современных независимых государств: Армении и Азербайджана. К 225-летию Грибоедова одна из армянских русскоязычных газет писала: «Дипломату Грибоедову армянский народ обязан ни много ни мало жизнью». Пушкин, конечно, не вникал так глубоко в тонкую восточную дипломатию и увидел в стихотворении «Давид» прежде всего литературный образ поэта-пророка, который, несомненно, повлиял на его творчество. Пушкинский «Пророк» — это собственное развитие этого образа, размышление над своим предназначение. Черты грибоедовского пророка-бойца, сражающегося с иноплеменниками, заменены у Пушкина чертами пророка-проповедника:

Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
Исполнись волею моей,
И, обходя моря и земли,
Глаголом жги сердца людей

30 января 1829 года в результате политического заговора Грибоедов был убит. В «Путешествии в Арзрум во время похода 1829 года» Пушкин напишет: «Не знаю ничего завиднее последних годов бурной его жизни. Самая смерть, постигшая его посреди смелого, неравного боя, не имела для Грибоедова ничего ужасного, ничего томительного. Она была мгновенна и прекрасна».

Любительский снимок. Армения. Памятник на месте, где 28 июня 1829 г. А. С. Пушкин встретился с телом А. С. Грибоедова. 1954 г.

Восемь лет спустя, 29 января 1837 года, от пули Дантеса умер А. С. Пушкин. В. К. Кюхельбекер тяжело переживал гибель друзей и посвятил их памяти скорбные строки:

Но уж и Пушкина меж вами нет….
Он воспарил к заоблачным друзьям —
Он ныне с нашим Дельвигом пирует,
Он ныне с Грибоедовым моим:
По них, по них душа моя тоскует;
Я жадно руки простираю к ним.


Поделиться текущей страницей в соцсетях: