Главная » Музей ONLINE » Статьи

Туринский узник — путешественник вокруг своей комнаты, или Самоизоляция в XVIII веке

Т. С. Мишина, ведущий специалист выставочного отдела.

Ксавье де Местр
Портрет Н. О. Пушкиной. 1802-1805 гг. Кость, акварель, гуашь

Среди удивительных сокровищ коллекции Всероссийского музея А. С. Пушкина есть небольшого размера экспонат — миниатюрный портрет «прекрасной креолки» Надежды Осиповны Пушкиной, матери поэта. Миниатюра на тонкой пластине слоновой кости выполнена в 1800-е годы модным в ту пору художником-дилетантом графом Франсуа Ксавье де Местром. На русский манер звали его Ксаверием Ксаверьевичем, привечали в гостеприимных московских и петербургских домах, восхищались его стихотворными импровизациями, читали его прозаическое сочинение, толковали о нем и удивлялись необыкновенной фантазии автора.

Книга эта — «Путешествие вокруг моей комнаты» — названа была так не случайно: молодой лейтенант сардинской армии из-за участия в дуэли вынужден был в 1794 году провести 42 дня безвыходно в одном из покоев Туринской крепости. Стараниями старшего брата Ксавье де Местра Жозефа книга была напечатана в том же 1794 году и стала настолько популярна, что уже в 1802 году в «Привилегированной типографии Кряжева, Готье и Мея» был напечатан и ее перевод на русский язык, выполненный Кряжевым.

В этом повествовании нет строгого сюжета, нет драматических коллизий, а есть свободное течение мысли просвещенного, ироничного и исполненного жажды жизни молодого человека, прекрасно осведомленного о новейших течениях в современной ему литературе. Несомненно, что на него оказал влияние Лоренс Стерн, автор романов «Жизнь и мнения Тристрама Шенди» и «Сентиментальное путешествие по Франции и Италии». Оттенок самоиронии и даже попытка пародировать жанр традиционного путешествия отличает это прозаическое произведение Ксавье де Местра от многих модных в ту пору «Путешествий» тем, что предметом описания становятся не прекрасные пейзажи, а стены комнаты и предметы, ее наполняющие: кресло, диван, стол, гравюры, всяческие мелочи, возможные маршруты движения… Но все это не имело бы глубокого смысла, если бы автор не был в душе философом, и читателя не увлекали бы его рассуждения о человеке, о сложностях взаимодействия его души и тела: «Моя душа же открыта ко всем сортам идей, вкусов и сентиментов; она вбирает так жадно все, что ей представляется. И почему ей отказываться от радостей, которые разбросаны на трудной дороге жизни? Они так редки, так редко посеяны, что нужно быть безумцем, чтобы их не остановить, свернуть даже со своей дороги, чтобы подобрать те их них, которые находятся в зоне нашей досягаемости. По мне так нет ничего более привлекательного, чем преследовать идеи, как охотник преследует дичь, не помечая дороги».

Свобода движения мысли автора буквально завораживает, а фантазия не дает читателю возможности предположить, как будет пролегать маршрут путешественника на следующей странице: «Огонек, книги, перо; какие вам еще требуются ресурсы против скуки! И какое удовольствие забыть эти книги и эти перья, чтобы пошевелить огонь в камине, пустившись по волнам каких-нибудь приятных воспоминаний о просто прохожей или размышлений о новейших открытиях немецкого профессора Канта в области метафизики, или порифмовать немного для забавы друзей!»

Даже если бы граф оставил по себе только эту книгу, он был бы достоин внимания и памяти потомков, но, будучи сардинцем, Ксавье де Местр не смирился с завоеванием его страны наполеоновской армией, и, приглашенный Багратионом в качестве офицера, имеющего опыт в ведении военных действий в горах, поступает на службу в русскую армию в ставку Суворова, вместе с армией которого участвует в швейцарском походе.

Новый поворот в его судьбе связан с опалой Суворова, и он, в это время уже капитан русской армии, выходит в отставку. Вот тогда, чтобы прокормить семью сестры и добыть средства к существованию себе, он и открывает в Москве художественную мастерскую и дает уроки живописи, которой был увлечен и серьезно занимался еще в юные годы в школе художника Луи Гринже. Манера его письма нравится, он становится популярен как художник, его принимают во многих салонах Москвы и Петербурга. По свидетельству сестры Пушкина Ольги Сергеевны, Ксавье де Местр читал у Пушкиных свои стихи, чем, возможно, растревожил поэтический дар брата. По воспоминаниям современников, обладал он и даром импровизации; в «Египетских ночах», возможно, мы найдем некоторые его черты в импровизаторе.

И. И. Хаберцеттель с ориг. Фогельштейна
Портрет графа Жозеф Мари де Местра. 1810-1817 гг. Бумага, карандаш

Еще один поворот невероятно яркой судьбы графа связан с музейной деятельностью — стараниями старшего брата Жозефа де Местра, сардинского посланника в России, Ксавье был назначен директором «Морского музеума», где много споспешествовал каталогизации книжного собрания и систематизации коллекции.

За несколько лет он проходит путь от капитана до полковника и в 1810 году становится офицером свиты императора. Еще два года, с 1810 по 1812-й, воюет на Кавказе, а с началом Отечественной войны в составе 3-й армии участвует в боях под Кобрином и в освобождении Данцига. По окончании военных действий граф Ксавье де Местр уже генерал-майор, награжденный орденами Св. Владимира третьей степени, Св. Анны второй степени, золотой шпагой и орденом Св. Анны первой степени.

Война не отвратила его от занятий литературным трудом, он продолжает писать, и в 1815 году в Париже выходят его новеллы на французском языке «Пленники Кавказа» и «Юная сибирячка» (в русском переводе «Параша сибирячка»).

Оставив военную службу в чине генерал-майора, жил граф то в Москве, то в Петербурге, пока не обосновался в столице, где в 1813 году женился на фрейлине императрицы Софье Ивановне Загряжской, тетке Натальи Николаевны Гончаровой.

Ксавье де Местр прожил долгую жизнь, полную резких поворотов судьбы, взлетов и падений, блестящих догадок и научных открытий, но в историю вошел прежде всего как литератор, который не только путешествовал по своей комнате, но и познакомил читающую публику Европы с Кавказом и Сибирью, с французскими версиями басен Крылова и русских народных песен. Его литературный дар ценили В. И. Даль и А. Ф. Вельтман.

Так сложилось, что последние месяцы своей долгой жизни, а прожил он 89 лет, граф был окружен заботой Н. Н. Ланской, на даче которой в Стрельне и опочил. Покоится граф Франсуа Ксавье де Местр — сардинский дворянин, художник-дилетант, генерал-майор русской императорской армии, участник наполеоновских войн, член Туринской академии, поэт и талантливый новеллист, брат Жозефа де Местра — на Смоленском лютеранском кладбище Санкт-Петербурга.


Поделиться текущей страницей в соцсетях: