Главная » Научная жизнь » Последний год жизни Пушкина » Январь 1837

11 января (30 декабря по ст. ст., среда)

Пушкин присутствует на «годичном акте» (годичном публичном собрании) Академии наук.

Существует мнение, что Пушкин состоял в членах Академии наук, но это не так. В 1833 году он был избран действительным членом Российской академии — организации, параллельной Академии наук, созданной в 1783 году по просьбе княгини Е. Р. Дашковой для изучения русского языка и словесности (по типу Французской Академии). В 1841 году Российская академия была преобразована во II Отделение русского языка и словесности Императорской Санкт-Петербургской академии наук.

Вот почему Пушкин был удивлен, когда в декабре 1835 года получил приглашение на заседание в Академию наук. О реакции поэта на это приглашение вспоминал А. А. Краевский, посетивший поэта накануне собрания. «“Зачем они меня зовут туда? Что я там буду делать?”, говорил Пушкин. — “Ну, да поедемте вместе, завтра”». В следующем, 1836 году, Пушкин снова посетил такое же годичное собрание, и вновь –– с Краевским, который рассказывал, как приехал в дом поэта на Мойке, им «подали двухместную, четвернею на вынос, с форейтором, запряженную карету», и они отправились на другой берег Невы в Академию наук.

У входа в актовый зал поэта встретил Н. И. Греч, который поклонился «чуть не в ноги» и поблагодарил за «Капитанскую дочку»: «“Батюшка, Александр Сергеевич, исполать вам! Что за прелесть вы подарили нам! Ваша “Капитанская дочка” чудо как хороша! Только зачем это вы, батюшка, дворовую девку свели в этой повести с гувернером?.. Ведь книгу-то наши дочери будут читать!” “Давайте, давайте им читать!” — говорил в ответ, улыбаясь, Пушкин».

А. И. Тургенев также побывал на этом собрании и отметил в дневнике: «Жук[овский], Пушк[ин], Блуд[ов], Уваров о Гизо». Присутствующие обсуждали речь Гизо, произнесенную им в Париже 10 декабря.

Имя французского историка и политического деятеля было хорошо известно Пушкину. В начале 1830-х годов, собирая материалы о французской революции, Пушкин читал исторические сочинения Гизо. В библиотеке поэта сохранилось несколько книг этого автора, он неоднократно упомянут в переписке Пушкина. Герой поэмы «Граф Нулин» (1825) возвратился из чужих краев «с ужасной книжкою Гизота» — намек на популярные либеральные политические памфлеты Гизо.

Речь Гизо при выборах во Французскую академию 10 (22) декабря 1836 года вызвала к нему особый интерес. Заступив на место умершего Десю де Траси –– философа, экономиста, члена Конвента во времена Великой французской революции, –– Гизо стал одним из сорока «бессмертных». Его речь выглядела как величественный дифирамб «великому столетию, которое завоевало мир», восхваление «великого философа, последнего из поколения великих философов».

Вечером Пушкины у Карамзиных, где также присутствовали А. И. Тургенев, А. В. Веневитинов и др. Тургенев записал в дневнике: «<…> к Карамзиным, где Пушкины».

В фондах Всероссийского музея А. С. Пушкина хранится изображение Академии наук, поступившее из собрания известного коллекционера В. А. Крылова (1898–1986). Под изображением подпись: «Dessine et Grave par M. F. Damame Demartrait [Нарисовано и гравировано Дамам-Демартре]», «Vue de l’Académie de Sciences et de l’Amirauté». Ниже: «De l’Imprimerie de Bossand» [«В типографии Босанда»]. В левом нижнем углу: «H. h.».

В фондах также хранится литографированный портрет Гизо. Слева под изобpажением подпись: «Delaroche gez [рисовал Деларош]», спpава «Lith v. Unte [литографировал Унте]», ниже в центpе: «Quizot / Druck u Verlag v. Wilh Hermes in Berlin / Konigs Str № 26» [«Гизо / Печ. [атано] и изд. [ано] ф[он Виль[ям] Гермес в Берлине / Кенинг стрит, № 26].

Санкт-Петербург. Академия наук и Адмиралтейство
М. Ф. Дамам-Демартре
1813
Бумага, акватинта раскрашенная


Франсуа Пьер Гильем Гизо (1787–1874)
Унте с оригинала П. Делароша 1837 г.
1840-е гг., Берлин
Бумага, литография