Главная » Научная жизнь » Последний год жизни Пушкина » Январь 1837

18 января (6 января по ст. ст., среда)

Утром Пушкины должны были присутствовать на торжественной службе в Зимнем дворце по случаю праздника Богоявления Господня (Крещения) и дня рождения великой княгини Анны Павловны.

Согласно повестке от Придворной конторы, чины двора, члены Государственного совета, представители высшего генералитета и почетные гости должны явиться во дворец «к слушанию Божественной литургии и для принесения поздравлений» в 10 утра. После литургии, отслуженной митрополитом Филаретом в придворной церкви, начался крестный ход через залы Зимнего дворца к Неве, где была устроена Иордань. По традиции, здесь окропляли знамена и штандарты роты дворцовых гренадеров, полков лейб-гвардии и военно-учебных заведений под пушечные залпы Петропавловской крепости. Императрица, наследник, прусский принц Карл и фрейлины наблюдали водосвятие из окон дворца, так как в мороз в церемонии участвовали только мужчины. Николай I омыл руки и лицо водой из проруби. Праздник завершился смотром кадетов в Белом зале дворца.

Возможно, именно в этот вечер «третьекурсный студент» Петербургского университета и начинающий писатель И. С. Тургенев видел Пушкина на традиционной литературной среде у П. А. Плетнева. Тургенев вспоминал, как столкнулся в передней «с человеком среднего роста, который, уже надев шинель и шляпу и прощаясь с хозяином, звучным голосом воскликнул: “Да! да! хороши наши министры! нечего сказать!” — засмеялся и вышел. <…>Я успел только разглядеть его белые зубы и живые, быстрые глаза. — Каково же было мое горе, когда я узнал потом, что этот человек был Пушкин, с которым мне до тех пор не удавалось встретиться; и как я досадовал на свою мешкотность! Пушкин был в ту эпоху для меня, как и для многих моих сверстников, чем-то в роде полубога».

В тот же вечер в доме австрийского посланника Фикельмона Пушкин принял участие в беседе, о которой А. И. Тургенев писал: «Мы провели восхитительный вечер у австрийского посланника; этот вечер напомнил мне интимнейшие парижские салоны. Образовался маленький кружок, состоявший из Баранта, Пушкина, Вяземского, прусского посла и вашего покорного слуги. Мы б е с е д о в а л и (causions), что бывает довольно редко, по нынешним временам. Разговор был разнообразный, блестящий и полный большого интереса. <…> Пушкин рассказывал нам анекдоты, черты из жизни Петра I, Екатерины II». В этот вечер Барант предложил Пушкину перевести его «Капитанскую дочку» на французский язык.

В одиннадцатом зале Литературно-монографической экспозиции «А. С. Пушкин. Жизнь и творчество» представлено акварельное изображение Летнего сада и Лебяжьей канавки, возле которой находился дом Салтыковых, где в пушкинское время находилось австрийское посольство.

В фондах Всероссийского музея А. С. Пушкина хранится альбом «A picturesque representation of the manners, customs, and amusements of russians, in one hundred coloured plates with an accurate explanation of each plate in English and French» [«Живописное изображение нравов, обычаев и увеселений русских в ста раскрашенных вручную листов с подробным описанием каждой на английском и французском языках»] (Лондон, 1803–1804). Помещенные в альбоме гравюры, раскрашенные акварелью, выполнены художником Джоном Аткинсоном (1775–1829) в технике акватинты и сопровождаются подробными описаниями на английском и французском языках, составленными Джеймсом Уокером. При работе над альбомом Аткинсон использовал свои зарисовки и готовые рисунки, выполненные в то время, когда он и его отчим Дж. Уокер жили в России (1784–1802). В альбоме представлен лист с изображением освящения воды на Неве. Под изображением слева надпись: «Drawn & Etched by John Augustus Atkinson [Рисовал и гравировал Джон Август Аткинсон]». На нижнем поле: «Consecration of the Waters [Освящение воды]». Альбом поступил в музей из собрания известного коллекционера Всеволода Александровича Крылова (1898–1986).

Санкт-Петербург. Вид части Летнего сада и Лебяжьей канавки
Неизвестный художник
1820-е гг., Россия
Бумага, акварель, гуашь


Освящение воды
Дж. Аткинсон
1804, Лондон
Бумага, офорт раскрашенный