Главная » Научная жизнь » Последний год жизни Пушкина » Январь 1837

6 января (25 декабря по ст. ст., пятница)

Рождественская служба в Зимнем дворце.

Придворная контора заблаговременно (21 декабря) разослала повестки о необходимости всем чинам двора присутствовать на празднике.

В этот день, согласно указу Александра I «В воспоминание избавления Церкви и Державы Российския от нашествия галлов и с ними двунадесяти язык» (1814), после Рождественской литургии во всех храмах читался благодарственный молебен с коленопреклонением, хотя устав церкви отменял коленопреклонение в праздничных молебнах.

Во дворец также были приглашены лица, имеющие серебряную медаль

за кампанию 1812 года или медаль за взятие Парижа. Церемония окропления знамен и штандартов гвардейских полков святой водой начиналась в 11 утра и включала в себя традиционные элементы: «большой выход», литургию в Большой церкви Зимнего дворца, богослужение в Военной галерее, возвращение во внутренние апартаменты. Одновременно в Петропавловской крепости производился 101 орудийный выстрел.

Вечером по обычаю, введенному императрицей Александрой Федоровной, в Ротонде Зимнего дворца устраивалась елка с подарками для детей Николая I и детей придворных. Подражая царскому дому, елки с «конфектами» устраивались в домах петербургской знати. Год спустя, 26 декабря 1837 года, В. А. Жуковский писал графине А. Д. Блудовой о таких елках как о событии, давно вошедшем в обиход столичных жителей: «Третьего дня, как Вам известно, был канун Рождества Христова, у немцев называемый Weihnachtsbaum, а у нас бы можно назвать его Христов вечер; в этот вечер во всех домах, как Вам известно, для детских лиц учреждаются елки с зажженными на них восковыми огарочками; между огарочками висят яблочки, орешки, конфекты и всякого рода куклообразные произведения ума человеческого; дети, у кого они есть, глядя на елочки, прыгают, кричат и веселятся; а у кого нет детей, у того нет и елочек; у меня нет детей, нет и елочек; а будут дети, будут и елочки».

В фондах Всероссийского музея А. С. Пушкина хранится скульптурный портрет В. А. Жуковского работы К. Ф. Вихмана. В феврале 1834 года Жуковский писал поэту И. И. Дмитриеву, что имеет для него подарок: «…Но прежде должен испросить у вас позволения его вам доставить: это мой бюст, сделанный в проезд мой через Берлин скульптором Вихманом; если вам захочется иметь его, то прикажите — отправлю его с транспортом. Иные находят, что он похож, другие нет; я держу нейтралитет». Жуковский заказал несколько таких подарков для друзей. Один из них в апреле того же года он переправил Дмитриеву со словами: «Со словом Христос Воскресе имею честь поднести вам, вместо красного яйца, гипсовый экземпляр себя самого. В этом случае пользуюсь вашим благосклонным на то соизволением. Благоволите дать ему местечко гостеприимное в каком-нибудь углу вашего дома: он будет там на месте, ибо живой оригинал его привык считать ваш дом своею родною стороною». С оригинала было сделано несколько отливов. В настоящее время помимо экземпляра из Всероссийского музея А. С. Пушкина известен гипсовый, тонированный под темную бронзу, отлив из ИРЛИ (ранее — в собрании Эрмитажа), а также гипсовый, но имитирующий золоченую бронзу, экземпляр из Государственного музея А. С. Пушкина (Москва).

Василий Андреевич Жуковский (1783–1852)
К. Ф. Вихман
1830-е гг.
Гипс тонированный