Главная » Экспозиция «А. С. Пушкин. Жизнь и творчество»

Реликвии

Родословное древо Пушкиных

Неизвестный художник. Начало XIX в. Акварель, пергамент. КП-14805

«Мы ведем свой род от прусского выходца Радши или Рачи (мужа честна, говорит летописец, т. е. знатного, благородного), въехавшего в Россию во время княжества св. Александра Ярославича Невского…»

А. С. Пушкин. Родословная Пушкиных и Ганнибалов (1830).
В летописях сохранились сведения о том, что в битве князя Александра Невского со шведами в 1240 г. особо отличились 6 дружинников, среди которых был правнук Радши — Гаврила Алексич. Один из правнуков Гаврилы Алексича — Григорий Александрович — стал родоначальником фамилии Пушкин, образовавшейся из прозвища Пушка. У Григория Пушки было семь сыновей, пятый из которых, Константин, был прямым предком А. С. Пушкина.

Из ИРЛИ (Пушкинский Дом) в 1953 г.

Жалованная грамота императрицы Елизаветы Петровны А. П. Ганнибалу

1746. Рукопись на пергаменте, золотая краска, акварель, гуашь, бархат. КП-14225

Жалованная грамота на владение Михайловской губой с подписями императрицы Елизаветы Петровны и канцлера графа А. П. Бестужева-Рюмина, выданная прадеду поэта по материнской линии Абраму Петровичу Ганнибалу за примерную службу.

Из ИРЛИ (Пушкинский Дом) в 1953 г.

Кольца Ивана Ивановича Пущина

1830-е гг. Петровский завод (?). Железо, серебро; железо, золото. КП-2256, 2257

По преданию, кольца изготовлены Иваном Пущиным из его кандалов. На внутренней стороне одного из колец надпись: «9 маiя 1836 год».

Из ИРЛИ (Пушкинский Дом) в 1953 г.

Кресло А. С. Пушкина из села Михайловского

Неизвестный мастер. Конец XVIII в. Дерево крашеное по левкасу с позолотой, ткань. КП-6110

Из письма В. А. Пушкиной, вдовы Г. А. Пушкина, директору Императорского Александровского лицея А. П. Соломону: «Ваше превосходительство, Александр Петрович! После смерти моего мужа <…> остались кресло и столик, принадлежавшие А. С. Пушкину. Посылаю Вам эти вещи с покорнейшей просьбой поместить их в Пушкинский музей, рядом с бильярдными шарами и саблей, переданными моим мужем в 1899 году». 

Из ИРЛИ (Пушкинский Дом) в 1953 г.


Нащокинский домик

Нащокинский домик

Нащокинский домик

Московский друг поэта Павел Воинович Нащокин повторил в миниатюре свою квартиру. Вещи были сделаны в 1/7 натуральной величины; материалы соответствуют подлинникам: бронза, красное дерево, фарфор, серебро, резная кость. Домик обошелся в стоимость целого особняка — сорок тысяч рублей. Убранство комнат соответствует эпохе, многие вещи — прекрасные образцы стиля ампир. В гостиной стоит ломберный стол — за ним играли в карты; на столе мелок для записей в особом футляре; специальные ножницы для снятия нагара со свечей. В кабинете у кушетки — модные ширмы, домашние туфли хозяина; справа на полу — подставка с восточными курительными трубками. В столовой накрыт обеденный стол: «…в домике был пир: подали на стол мышонка в сметане под хреном в виде поросенка. Жаль, не было гостей» (А. С. Пушкин — Н. Н. Пушкиной, сентябрь 1832 г.).

Дорожные пистолеты в футляре из кабинета Нащокинского домика

Красное дерево, сталь, бронза, чеканка. Длина пистолетов — 4,4. КП-4177/1–6

На стальной пластине, прикрепленной к борту ящика, вырезано имя бельгийского мастера Юберти, работавшего в Льеже: P. H. HUBERTY A LIEGE. В гнезда уложены два пистолета из стали с темным отливом; в особом гнезде лежит пулелейка — с ее помощью можно отлить настоящую пулю. Такие пистолеты брали с собой в дорогу для безопасности, они были уже заряженными и не имели мушки, так как были предназначены для стрельбы в упор.

Из ИРЛИ (Пушкинский Дом) в 1953 г.

Курительные трубки и чубуки на подставке из кабинета Нащокинского домика

Дерево, кость, янтарь. Высота — 23, диаметр трубок — 0,6. КП-4167, 4168, 4170 (трубки); КП-4166 (подставка)

Трубки, вырезанные из пенки, кости, глины, хранят следы табака: по краям отверстий и внутри видна окалина. В верхнее отверстие чубука вставляли мундштук. А. С. Пушкин писал другу: «Когда бы нам с тобой увидеться, много бы я тебе наговорил; много скопилось для меня в этот год такого, о чем не худо бы потолковать. У тебя на диване, с трубкой в зубах».

Из ИРЛИ (Пушкинский Дом) в 1953 г.

Фортепиано из гостиной Нащокинского домика

Федор Фишер. 1830-е гг. Москва. Красное дерево, бронза, металл. 18 × 51 × 26. КП-4099

Вера Александровна Нащокина играла на этом инструменте при помощи вязальных спиц. Она была искусной музыкантшей, ученицей известного композитора Джона Фильда. Вера Александровна вспоминала, что Пушкин часто просил ее играть на фортепьяно и «слушал ее игру по целым часам…».

Из ИРЛИ (Пушкинский Дом) в 1953 г.

Самовар дорожный в погребце из Нащокинского домика

1830-е гг. Латунь, дерево, кожа, лайка. Высота — 10,5. КП-2169.1–4

Самовар был символом домашнего уюта и гостеприимства. Из воспоминаний современников Пушкина известно, что и сам поэт любил чаевничать. 

Из ИРЛИ (Пушкинский Дом) в 1953 г.


Пенал Вильгельма Карловича Кюхельбекера

1810-е гг. Карельская береза. КП-12883

На шейке пенала надпись чернилами: «Пенал Кюхельбекера, подаренный А. С. Пушкиным М. Г. Золотареву, а сестрою последнего Е. Я. Золотаревою, отданный Е. Ф. Залоге, который подарил его Н. В. Шеметовой. От Н. В. Шеметовой перешел к Анатолию Егоровичу Залоге».

Из ИРЛИ (Пушкинский Дом) в 1953 г.

Александр Сергеевич Пушкин

В. А. Тропинин. 1827. Холст, масло. КП-6563

На обороте холста надпись рукой художника, удостоверяющая подлинность портрета: «Александръ Сергъевичь Пушкинъ / писанъ въ 1827 году академикомъ / Василiемъ Андреевичемъ Тропини / нымъ».
«Сходство портрета с подлинником поразительно, хотя нам кажется, что художник не мог совершенно схватить быстроты взгляда и живого выражения лица поэта. Впрочем, физиономия Пушкина, — столь определенная, выразительная, что всякий живописец может схватить ее, — вместе с тем и так изменчива, зыбка, что трудно предположить, чтобы один портрет Пушкина мог дать о нем истинное понятие» (Н. А. Полевой. «Московский телеграф». 1827. Ч. XV. Отд. 2. С. 33).

Из ИРЛИ (Пушкинский Дом) в 1953 г.

Пушкин в Бахчисарайском дворце

Г. Г. и Н. Г. Чернецовы. 1837. Холст, масло. КП-6087

В этой композиции использованы рисунок фигуры Пушкина, сделанный с натуры Г. Г. Чернецовым в 1832 г. для большого полотна «Парад на Марсовом поле» и акварель с видом Бахчисарайского дворца, написанная Н. Г. Чернецовым в 1834 г. Пушкин был в Бахчисарае в августе-сентябре 1820 г.: «Я прежде слыхал о странном памятнике влюбленного хана. К** поэтически описывала мне его, называя la fontaine des larmes (фонтан слез)…»

Из ИРЛИ (Пушкинский Дом в 1953 г., ранее — в собрании А. Ф. Онегина.

Настольный пюпитр Александра Сергеевича Пушкина из села Михайловского

Неизвестный мастер. 1-я треть XIX в. Мрамор, дерево, бронза. КП-5656

После смерти поэта пюпитр хранился у Петра Андреевича Вяземского, близкого друга А. С. Пушкина. 

В 1937 г. с другими вещами поэта передан в Государственную библиотеку им. В. И. Ленина, оттуда в 1938 г. поступил в музей.

Письменный стол Николая Михайловича Карамзина

1780-е гг. Красное дерево, кожа. КП-14226

На столе бронзовая пластина с гравированной надписью: «Столъ, на которомъ Николай Михайловичъ Карамзинъ писалъ “Исторiю государства Россiи”».

Из ИРЛИ (Пушкинский Дом) в 1953 г.

Стол письменный из Болдинского имения Сергея Львовича Пушкина 

Неизвестный крепостной мастер. Конец XVIII в. Чинаровое дерево, тис, кожа, тиснение, латунь. КП-6109

Вероятно, за этим столом А. С. Пушкин работал болдинской осенью 1830 г., а также в другие приезды в Болдино (1833 и 1835 гг.). В 1912 г. стол был передан в Пушкинский Дом.

Из ИРЛИ (Пушкинский Дом) в 1953 г.

Столик письменный дамский из Тригорского

Работа усадебного мастера. Конец XVIII в. Наборное дерево. КП-20090

От Б. М. Вревского, правнука Е. Н. Вревской (урожд. Вульф), в 1963 г.

Александр Сергеевич Пушкин

В. А. Тропинин. Этюд к портрету. 1827. Москва. Дерево, масло. 18,6 × 15,6. КП-6564

На бумажной наклейке надпись: «Пушкинъ заказалъ Тропинину свой портретъ, / который и подарилъ Соболевскому. — Этотъ / портретъ украли; онъ теперь у кня / Мих. Андр. Оболенскаго. / для себя Тропининъ сделалъ настоящiй / эскизъ, который после него достался Алек / сееву. После Алексеева былъ купленъ / Н. М. Смирновымъ, а после Смирнова / (ок. 3 марта 1870) подарили его Соболевскому.». Сбоку вдоль текста: «Апрель 1870 Соболевский <И И>.».

Из Государственной Третьяковской галереи в 1940 г.