Главная » Выставки » Анонсы выставок

Выставка «“Времен минувших небылицы…”: “Руслан и Людмила”. Сказка для взрослых»

6 июня — 6 октября 2017

Зеленый зал Всероссийского музея А. С. Пушкина, наб. реки Мойки, 12

Выставка стала частью фестиваля «ПушкинFest», который проходит на всех площадках музея и дает возможность по-новому взглянуть на творческое наследие великого поэта.

Всероссийский музей А. С. Пушкина обладает уникальной коллекцией иллюстраций к сказкам Пушкина и эскизов к театральным постановкам по его произведениям.

Истории создания и издания пушкинской поэмы посвящен первый раздел выставки, где можно увидеть портреты современников поэта — В. А. Жуковского, А. Н. Тургенева, Н. М. Карамзина, П. А. Вяземского, А. А. Шаховского. Отец поэта, Сергей Львович Пушкин, изображен рядом со своим любимым псом Русланом. Разнообразные книжные издания и журналы представляют круг чтения Пушкина: от классиков иностранной литературы — Вольтера, Ариосто, Макферсона, Лафонтена до произведений соотечественников — Карамзина, Жуковского, Батюшкова и других.

«Автору было двадцать лет от роду, когда кончил он “Руслана и Людмилу”. Он начал свою поэму, будучи еще воспитанником Царскосельского Лицея, и продолжал ее среди самой рассеянной жизни. Этим до некоторой степени можно извинить ее недостатки», — писал Пушкин в 1828 году в предисловии ко второму изданию поэмы. Отрывки из «Руслана и Людмилы» публиковались в журнале «Сын Отечества» весной 1820 года; летом того же года она вышла отдельным изданием. Это был первый публичный успех — и первая, подчас несправедливая, публичная критика. Недоброжелатели упрекали молодого поэта в «смешении жанров» и «невыдержанности стиля».

Лирический эпилог поэмы («Так, мира житель равнодушный…») был написан Пушкиным позже, во время путешествия по Кавказу. И интонация, и идейное содержание эпилога резко отличаются от шутливо-беззаботного тона поэмы.

В 1828 году вышло второе издание «Руслана и Людмилы». Текст поэмы был существенно переработан: Пушкин значительно исправил стиль, убрал ряд мелких «лирических отступлений», сократил и смягчил некоторые эротические сцены. Теперь поэму открывал пролог «У лукоморья дуб зеленый…»: в нем «Руслана и Людмилу» Пушкин представил читателям как одну из сказок, рассказанных ученым котом.

Следуя за поэтическим вдохновением Пушкина, мы начинаем знакомство с сюжетом поэмы с иллюстрации И. Н. Крамского к прологу, где рядом с «котом ученым» художник изобразил самого поэта. Здесь лес с лешим и русалкой, избушка на курьих ножках, выходящие из морских вод витязи, колдун, несущий по воздуху богатыря, царевна в темнице, Баба Яга в ступе, Кащей со своими сокровищами… Каждый фрагмент этого «раздробленного» фантастического мира может быть развернут в самостоятельную сказочную историю.

Центральное место по праву занимают иллюстрации к поэме замечательных русских художников XIX–XX веков. Среди них шедевры И. Я. Билибина, К. А. Коровина, Б. М. Кустодиева, С. В. Малютина и К. А. Сомова.

Среди петербургской «рассеянной жизни» и всех ее «очарований» театр был наиболее сильным впечатлением для молодого поэта. Совершенное искусство Екатерины Семеновой, блистательная воздушность танца Авдотьи Истоминой, успехи юной Александры Колосовой, красота Елены Сосницкой пробуждали в нем вдохновенные строки. На полях черновиков «Руслана и Людмилы» — многочисленные рисунки: ножка в балетной туфельке, фигурка танцующей балерины, головки «богинь» театральных подмостков.

Неизменная пушкинская ирония переводила повествование в регистр праздничного (несмотря на подчас трагические перипетии) действия, карнавала, театра. Поэму «Руслан и Людмила» называли «поэмой-балетом» и «поэмой-оперой» еще до того, как по ее мотивам были поставлены балеты Ш. Дидло и А. П. Глушковского, опера М. И. Глинки. На выставке показано наиболее блистательное театральное и кинематографическое воплощение поэмы в XIX–XX веках. Живописные эскизы театральных декораций, созданные художником Императорских театров А. А. Роллером, погружают зрителя в волшебный мир пушкинских фантазий. Интересна ироничная графика театрального художника и архитектора В. А. Гартмана. Мастерски исполнены акварели Е. П. Пономарева. Подробнейшие эскизы театральных костюмов А. М. Горностаева заставляют вспомнить о былинных истоках поэмы.

Музыка Глинки к опере «Руслан и Людмила» — прославленная «Увертюра» и «Марш Черномора» внесут незабываемый аккорд в гамму впечатлений. Они прозвучат в видеоколлаже, составленном из фрагментов художественных фильмов разных лет. Это двухсерийный фильм Александра Птушко «Руслан и Людмила» (Мосфильм, 1972), а также менее известные, но не менее зрелищные фильмы режиссеров Владислава Старевича (1915) и В. Невежина и И. Никитченко (1938). Последний снят на черно-белой пленке и стилизован под немое кино: герои на экране лишь изображают все то, о чем говорит закадровый голос.

В экспозиции — фотопортреты знаменитых певцов в образах героев оперы М. И. Глинки: Н. И. Забела-Врубель (1904–1911 гг.) и А. В. Нежданова (1911) в роли Людмилы; С. Г. Власов и И. А. Мельников (1871) в роли Руслана (1906); А. П. Крутикова (1886) и Т. И. Синявская в роли Ратмира (1979); Ф. И. Стравинский и Ф. И. Шаляпин в роли Фарлафа (1917 (?)).

Кажется, давно бы пора поэме Пушкина перейти в разряд «детского чтения», но она не перестает удивлять читателей всех возрастов своими новыми и весьма неожиданными гранями. Именно в этом разнообразии и неувядающей новизне впечатлений, по мнению авторов выставки, и состоит ценность «Руслана и Людмилы» — ироничной литературной сказки для взрослых.

Адрес: наб. реки Мойки, 12