Главная » Выставки » Текущие выставки

Выставка «Властитель дум. Байрон в России»

29 марта – 19 апреля

Бироновы конюшни, читальный зал книжных фондов

Русская публика открыла для себя Дж. Г. Байрона в самом начале 1820-х годов. Английский язык не был тогда популярен, и читали поэта в основном во французских переводах. Сразу же начались попытки переводить его на русский – и в прозе, и в стихах. Удач было немного, однако в 1821–1822-х годах В. А. Жуковский выполнил блистательный стихотворный перевод «Шильонского узника». Хороши были и переводы Ивана Козлова.

Известность Байрона в России быстро росла. Его сочинения ложились на душу, выражая настроения, охватившие Европу после Великой французской революции: «В звуках Байрона зазвучала тогдашняя тоска человечества и мрачное разочарование его в своем назначении… Это была новая и неслыханная ещё тогда муза мести и печали, тоски и отчаяния» (Ф. М. Достоевский. «Дневник писателя за 1877 год».)

Байрон не дожил до 37 лет. Он умер в 1824 году в Греции, восставшей против турок. В ноябре 1825 года Пушкин писал П. А. Вяземскому: «Мы знаем Байрона довольно. Видели его на троне славы, видели в мучениях великой души, видели в гробе посреди воскресающей Греции…». В стихотворении «К морю» Пушкин назвал английского гения властителем дум.

Сочинения Байрона были особенно важны поэтам. Их поражала свобода, с которой раскрывался в стихах противоречивый и сложный мир автора. Внове была сама его манера общения с читателем – живая, переменчивая, полная размышлений, юмора, гнева, недомолвок… Никогда раньше личность творца не была настолько открыта. П. В. Анненков в «Материалах для биографии А. С. Пушкина» прозорливо отметил, что в Байроне русский поэт «почерпнул уважение к образам собственной фантазии, на которые прежде смотрел легко и поверхностно, в нем научился художественному труду и пониманию самого себя». Огромным было влияние Байрона на М. Ю. Лермонтова – глубокого читателя и переводчика его сочинений. «Нет, я не Байрон, я другой…» – за этой лермонтовской строкой стояло немало размышлений.

Переводы Байрона на русский давались переводчикам непросто. В 1820-1830-х годах главная трудность состояла в неразработанности родного языка. Вспомним сетования Пушкина: «даже в простой переписке мы принуждены создавать обороты слов для изъяснения понятий самых обыкновенных» («О причинах, замедливших ход нашей словесности», 1824). Однако с годами в России сложилась великолепная переводческая школа. В ХХ веке над сочинениями Байрона трудились И. Бунин, А. Блок, А. Ахматова, Б. Пастернак, С. Маршак, В. Левик и многие другие. Особые заслуги у Т. Г. Гнедич: она великолепно перевела «Дон-Жуана» в сталинской тюрьме. Мы можем гордиться: судьба байроновского наследия в России сложилась удачно.

Режим работы: понедельник-пятница с 11:00 до 17:00


Поделиться текущей страницей в соцсетях: