Главная » Музей ONLINE » Статьи

«Литографирован весь мир»

Т. С. Мишина, ведущий специалист выставочного отдела

А. П. Брюллов. Шиллинг фон Капштадт Павел Львович. 1828 г.

Павел Львович Шиллинг фон Канштадт, друг Пушкиных, дипломат, криптограф (создатель шифров), энтузиаст литографии, востоковед, изобретатель электромагнитного телеграфа и электрического подрыва мин, жил совсем рядом с домом на Мойке, 12, в нескольких минутах неспешной ходьбы. И мы можем себе представить, что его характерный силуэт Пушкин мог видеть при взгляде из гостиной на набережную.

Силуэт этот знаем и мы — по рисунку Пушкина в альбоме Елизаветы Ушаковой, старшей сестрой которой поэт был увлечен в конце 1820-х годов. Почему именно «толстого Шиллинга» запечатлел поэт в 1829 году в альбоме очаровательной и умненькой московской барышни, что рассказывал он о своем знакомце и некогда сослуживце по Коллегии иностранных дел?

А рассказать об этом удивительном человеке можно было много. Он был настоящим сыном Просвещения — ученым-энциклопедистом. В свете называли его русским Калиостро. Что только ни интересовало его — история Древнего Востока, тибетские и монгольские ритуальные рукописные тексты… Разрабатывал он и новые методы создания шифров для дипломатической тайной переписки, придумал, обосновал и испытал метод электрического подрыва мин, который современники назвали «дальнезажиганием». Первые испытания подрывов «дальнезажиганием» были проведены в 1812 году в Петербурге, в то время, когда армия Наполеона входила в Москву.

Копия рисунка Пушкина «Поколенный портрет дипломата и физика, организатора первой в России литографии и изобретателя электромагнитного телеграфа Павла Львовича Шиллинга фон Канштадта» из Альбома Елизаветы Николаевны Ушаковой (1829–1830).

Павел Львович, по воспоминаниям современников, был человеком легким в общении, благорасположенным к своим знакомцам, занимательным собеседником, прекрасно осведомленным обо всем, что могло волновать просвещенного человека. Он водил дружбу и знакомство с европейскими учеными, литераторами, естествоиспытателями. Но настоящей страстью был Восток. Шиллинг снискал себе славу настоящего ученого-ориенталиста: будучи не просто полным, но даже грузным, он с необыкновенной легкостью отправлялся в дальние экспедиции. К одной из таких экспедиций, в которой должен был принимать участие и востоковед, знаток китайского языка, синолог (китаевед), архимандрит Иакинф Бичурин, собирался присоединиться и Пушкин:

Поедем, я готов; куда бы вы, друзья,
Куда б ни вздумали, готов за вами я
Повсюду следовать, надменной убегая:
К подножию ль стены далекого Китая.
В кипящий ли Париж, туда ли наконец,
Где Тасса не поёт уже ночной гребец.
Где древних городов под пеплом дремлют мощи,
Где кипарисные благоухают рощи.
Повсюду я готов. Поедем… но, друзья,
Скажите: в странствиях умрёт ли страсть моя?
Забуду ль гордую мучительную деву,
Или к её ногам, её младому гневу,
Как дань привычную, любовь я принесу?

Н. М. Алексеев. Портрет В. Л. Пушкина. 2-ая четверть XIX в. Бумага, итальянский карандаш

Стихотворение датировано 1829 годом, а уже 7 января 1830-го Пушкин пишет шефу жандармов А. Х. Бенкендорфу: «…я бы просил соизволения посетить Китай с отправляющимся туда посольством». Но, увы, через десять дней, 17 января, получает отказ Николая I, о чем его и уведомил Бенкендорф. История не имеет сослагательного наклонения, но, случись эта экспедиция поэта, просвещенного разведчика из Коллегии иностранных дел и ученого монаха в страну древней культуры, возможно, жизнь Пушкина сложилась бы иначе, и корпус его текстов пополнился новыми стихами.

Но вернемся к бесконечно изобретательному Павлу Львовичу Шиллингу. В 1832 году он в доме № 1/7, что на углу набережной Мойки и Марсова поля, где квартирует в апартаментах из пяти комнат, снимает целый этаж и проводит там эксперимент по передаче на расстоянии текстового сообщения с использованием изобретенного им электромагнитного телеграфа.

Сообщение, отправленное из кабинета изобретателя, благополучно было прочитано в самой дальней комнате. Вскоре в Петербурге телеграфная линия соединила Зимний дворец и Министерство путей сообщения. И по сей день в фондах Центрального музея связи им. А. С. Попова хранится один из таких аппаратов.

«Все волновало нежный ум» П. Л. Шиллинга. Скорее всего, именно этому фантастическому человеку посвящены пушкинские строки:

О, сколько нам открытий чудных
Готовят просвещенья дух,
И Опыт, сын ошибок трудных,
И Гений, парадоксов друг,
И Случай, бог изобретатель.

1829

Неизвестный художник. Иллюстрация к поэме В.Л. Пушкина «Опасный сосед». XIX в. Бумага, чернила орешковые, перо

Именно случай и свел Шиллинга с Алоизием Зенефельдером, не слишком удачливым актером и драматургом, но счастливым изобретателем нового способа плоской печати, названного литографией. Этот способ только начинал завоевывать Европу, он был намного удобнее и мобильнее многих других техник печати, и, что было очень важно на рубеже XVIII–XIX веков, в эпоху наполеоновских войн, его можно было использовать для печатания географических карт.

В «служебные обязанности» Шиллинга входило изучение новейших открытий и разработок ученых Европы. В Мюнхен в типографию Зенефельдера он отправился в 1815 году (по другим данным — 1816), чтобы своими глазами увидеть возможность тиражирования отпечатков с известнякового камня, используемого для литографии.

Для испытания литографского станка и камня в деле большой затейник и любитель фривольной литературы Шиллинг собственноручно написал и отпечатал шутливую и не совсем благопристойную поэму своего друга Василия Львовича Пушкина «Опасный сосед», которую знал наизусть. Это, собственно, была первая неподцензурная публикация поэмы. Один оттиск, очень похожий на автограф, и по сей день хранится в Российской национальной библиотеке.

Неизвестный художник с рисунка Ф. Р. Райляна. Портрет А. С. Пушкина. 1899 г. Литография

Воодушевленный идеей использовать метод литографии для размножения дипломатических бумаг, Шиллинг убеждает Департамент иностранных дел учредить первую в Санкт-Петербурге литографскую мастерскую (1816), которая в первую очередь использовалась для печатания картографической продукции и тибетско-монгольских литературных памятников. Очень скоро стало понятно, что литография пригодна и для репродуцирования произведений графики и живописи, и она стала чрезвычайно популярна не только в Европе, но и в России. Так продолжалось до тех пор, пока не появились офсетная печать и цинкография.

Павел Львович Шиллинг фон Канштадт не только жил неподалеку от Александра Сергеевича Пушкина, но и покинул этот мир всего лишь несколькими месяцами позже — 25 июля (6 августа) 1837 года после неудачной операции. Он занимался многими научными проблемами, но одно из его увлечений ввело имя этого человека в историю русской культуры. Вот уж поистине: vita brevis ars longa (жизнь коротка, искусство длинно).

Литография стала одной из излюбленных техник художников, создающих автолитографии — рисунки на камне. Многие современники Пушкина отдали должное новой технике, и благодаря любопытству и энергии П. Л. Шиллинга в фондах наших музеев и в его экспозициях можно 

П. Ф. Борель с фотографии С. Л. Левицкого. Портрет П. А. Вяземского. 1869 г. Литография

увидеть литографированные портреты и пейзажи А. В. Мартынова, А. О. Орловского, А. Г. Венецианова, П. Ф. Соколова, Е. И. Гейтмана, К. П. Беггрова, А. А. Васильевского, О. А. Кипренского, А. П. Брюллова, Е. Г. Эстеррейха, С. Ф. Галактионова, П. Ф. Бореля, А. А. Тона и многих других. «Литографирован весь мир», — отмечал П. А. Вяземский.

На сломе ХХ и ХХI веков техника литографии на какое-то время словно бы выпала из поля зрения художников: были закрыты литографские мастерские, за границей оказались каменоломни, где добывался камень, художественный рынок, галереи и музеи перестали интересоваться искусством литографии.

Но несколько лет назад стараниями Алексея Баранова-старшего и Алексея-Баранова младшего была воссоздана литографская мастерская, куда пришли замечательные художники — и начался новый этап петербургской литографии.





У нас есть возможность показать все этапы создания литографского оттиска в небольшом видео:


Поделиться текущей страницей в соцсетях: